Scroll Down
 +23 °C ММВБ  $88.09   €96.3
  1. Обзоры
  2. Общество

Русская антиутопия и уральская хтонь: как писатели формируют нашу культуру

16:41 24 июня 2024
Культурная идентичность России – явление многослойное и многогранное, находящее яркое выражение в литературе. Через наш язык, сюжеты, персонажей и, наконец, авторов мы можем ответить (или хотя бы попытаться ответить) на вопрос «Кто мы в этом мире?». Многие темы, красной линией проходящие сквозь историю страны, остаются актуальными и сейчас. Неспроста современные кинематографисты и театральные режиссеры, ищущие материал для новых произведений, все чаще стали обращаться к творчеству классиков – Толстого, Чехова, Достоевского и других. Разумеется, можно вспомнить и советские экранизации, но наши современники переносят культовые сюжеты в декорации 21-го века, где Каренины, Раскольниковы и Онегины чувствуют себя довольно таки уверенно. Почему? Именно на этот вопрос мы решили найти ответ. Редакция Global City встретилась с главным редактором литературного журнала «Урал» Олегом Богаевым и узнала, как культурная идентичность России проявляется в произведениях русских писателей и почему уральская литература только начинает свое восхождение.
Русская антиутопия и уральская хтонь: как писатели формируют нашу культуру
Фото: Изображение сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.1

Россия страна с богатой и многослойной культурой, историей и традициями. Особенности нашего менталитета, характера находят свое отражение в литературе, которая, в свою очередь, формирует культурную идентичность. Произведения русских авторов, их тематические предпочтения, герои являются неотъемлемой частью понимания нашей ментальности и исторического пути.

Олег Богаев, главный редактор литературного журнала «Урал», отмечает, что местоположение автора сильно влияет на его творчество. Иван Бунин, родившийся в Орловской губернии, известен своими проникновенными описаниями природы и сельской жизни, в которых чувствуется дух русской глубинки. Лев Толстой, проживавший в Ясной Поляне, отразил не только жизнь аристократии, но и тяжелую долю крестьянства. Эти региональные различия не уменьшают значимость их произведений для литературы, но, напротив, обогащают ее, придавая ей уникальные черты.

Из ада – в рай: почему русская литература такая депрессивная 

Россия всегда была страной с непростой судьбой, что неизменно находило отражение в ее литературе. Такая напряженность не случайна – она коренится в историческом и социальном устройстве российской жизни. Бытовой разлад, социальные и политические потрясения, конфликты и разногласия – все эти аспекты формировали фон для творчества русских писателей.

«Художника всегда интересует человек неблагополучный. Да и читателю не нужен герой, у которого все в порядке. Интересен тот, с проблемой. Почему у нас все так драматично? Почему Раскольников убил старушку и ее беременную сестру? Потому что такова русская жизнь. Она в целом не устроена», – говорит Олег Богаев.

Отрешенность государства от проблем глубинного народа объясняет, почему русская литература полна страданий, из-за чего герои претерпевают моральные и физические испытания. Одним из самых ярких примеров является творчество уже упомянутого Федора Достоевского. Его «Преступление и наказание» – это глубокий анализ человеческой души, где центральный персонаж, Раскольников, становится символом борьбы с собственной совестью и моральными дилеммами.

Или вспомнить того же Ивана Карамазова из романа «Братья Карамазовы». Он предстает искателем истины, который сомневается в моральных и религиозных ценностях общества. Его внутренние конфликты и философские размышления отражают глубокий экзистенциальный кризис, который является характерной чертой русской литературы.

Анна Каренина Льва Толстого, в свою очередь, олицетворяет трагедию и борьбу между личным счастьем и общественными нормами. Ее история затрагивает темы любви, измены и социальной изоляции, что отражает сложные социальные структуры и культурные нормы России того времени.

Русская литература известна своим глубинным исследованием экзистенциальных вопросов. И это неудивительно – народ часто сталкивался с глубокими социальными и политическими потрясениями. Произведения Достоевского и Толстого, а также более поздние работы Владимира Набокова и Виктора Пелевина поднимают вопросы смысла жизни, свободы воли и морального выбора. Эти темы являются центральными в русской литературе и отражают стремление понять человеческое существование в контексте более широких исторических и культурных процессов.

«Человек – это существо вне баланса. Из ада – в рай. Мы и книгу поэтому читаем – вот это движение от хорошего к плохому, от плохого – к хорошему. В России больше черных красок. Это часть географической принадлежности», – добавил Олег Богаев.

«Современный автор стал циничнее:» какой он – новый русский писатель? 

Современная русская литература стремится к осмыслению сложных тем, учитывая изменения в обществе и культуре. С 2000-х годов наблюдается разнообразие жанров и проблематики, отражающих новые реалии и вызовы. Писатели исследуют антиутопию, историческую прозу и политический роман. Их произведения часто фокусируются на конкретных социальных вопросах, предлагая читателям новые перспективы и методы повествования. Изменился и подход к написанию текстов, к языку – он стал куда более циничным.

«Современный автор стал циничнее, он готов к разочарованию. Соответственно, форма стала более абсурдистской, с ярким сюжетом. Насилия стало больше в произведениях. Если советскому автору убить персонажа было не так просто, то сейчас читаешь – а там все валятся, как домино. Болевой порог современного человека стал выше. Мы стали менее лиричными, более циничными. Литература идет в этом направлении», – говорит эксперт.

Вспомнить того же Владимира Сорокина, известного своими провокационными и экспериментальными произведениями, часто вызывающими споры и скандалы. Его работы затрагивают темы насилия, тоталитаризма и абсурда, и часто используют элементы фантастики и постмодернизма. Или, например, Виктор Пелевин, чье творчество исследует виртуальную реальность, буддизм, историю и современную культуру.

«Наш менталитет – от перевернутого неба»: как проявляется уральская идентичность в литературе 

Не стоит забывать о том, что идентичность можно обнаружить и в региональной литературе. Например, она становится практически осязаемой, когда мы говорим про Урал и его писателей. Здесь формировалась особая среда, состоящая в основном из людей технического склада ума, занятых строительством и производством на уникальных для своего времени заводах. Богаев сравнивает Урал XVIII века с Силиконовой долиной, подчеркивая его технологическое превосходство. Однако культурная жизнь в этом регионе развивалась медленнее, чем в центральных районах России, что было связано с узкими интересами местной купеческой элиты. Можно сказать, что литературная традиция на Урале начинается с Дмитрия Мамина-Сибиряка, который был в большей степени публицистом и очеркистом, чем художником слова, и его карьера закончилась трагически после переезда в Санкт-Петербург.

Если говорить о бриллианте уральской литературы, то это, безусловно, Павел Бажов. Он не просто создал региону узнаваемый образ – писатель буквально изобрел собственную мифологию и язык.

«Даже дети, когда начинают читать Бажова, часто не сразу могут понять и оценить его тексты, поскольку они очень непросты по своему содержанию и форме. Как человек, разбирающийся в литературе, я могу утверждать, что сказы великолепно написаны. Бажов создал уникальную мифологию для нашего региона, которой раньше здесь не существовало», – рассказывает Богаев.

После Бажова уральская литература получила свое развитие, в ней начали появляться яркие имена. В основном это были «региональные успехи, маленькие семейные радости». Однако, время от времени, «выстреливали» и выдающиеся фигуры. Например, Владислав Крапивин, который достиг всесоюзного уровня благодаря жанру детской лирической фантастики. Можно вспомнить и драматурга Геннадия Бокарева, и поэта Венедикта Станцева. Однако настоящий подъем уральской литературы произошел не так давно – в 90-е годы.

«В начале 90-х годов здесь произошел интеллектуальный взрыв, когда появились новые имена. Все эти рок-музыканты, включая «Наутилус», появились не на пустом месте. Пришло поколение – Касимов, Казарин, Сахновский, Рыжий, Коляда. Люди, которые действительно стали делать литературу», – вспоминает эксперт.

Вот тут, пожалуй, будет уместным сказать, что уральская литература – и поэзия, и проза, и драматургия – зачастую несет в себе некую темноту, погружение в довольно мрачную атмосферу. Вспомнить творчество того же Бориса Рыжего, склонявшегося в сторону более темной стороны жизни. Все дело как раз таки в нашем менталитете. Он, в свою очередь, формировался под воздействием местной природы и катаклизмов, происходящих в разные исторические периоды. Поэтесса Майя Никулина, в своей книге «Размышление о камнях» передает особенность уральского пейзажа: это горы, которые образовались в результате движения пород. Если представить себе, что происходило здесь миллиарды лет назад, можно вообразить апокалипсис с реками камней и перевернутой землей. Это ощущение конца света пронизывает уральскую литературу.

«Если мы вернемся на миллиард лет назад, то здесь же был апокалипсис, реки камней. Земля двигалась, вывернулась наизнанку. Мы сейчас только выдохнули, раньше тут было свинцовое небо. Люди приезжают и говорят: «Вы живете, как под куполом». На самом деле, так и есть. Это уральский менталитет, который не от неба, а от перевернутого неба. Поэтому все, что пишут поэты и писатели как бы ближе к апокалипсису», – отмечает Олег Богаев.

В сущности, уральская литература только сейчас начинает развиваться и углубляться в осмысление своей уникальности. Спустя века, местные начинают приходить в себя и искать ответы на вопросы: кто они, почему они здесь и как это выразить в литературной форме. Эта фаза осмысления и самоидентификации важна для формирования уральской литературной школы, которая черпает вдохновение из реальной жизни и психологического реализма. Поэтому и вопросами собственной идентичности мы начинаем интересоваться лишь сейчас.

Примером может служить творчество Алексея Сальникова, который является своего рода литературным конструктивистом, совмещая в своих произведениях и ужас, и тонкое исследование современного человека. Возможно, именно такой подход станет будущим уральской литературы.

Развитие уральской литературы и драматургии связано с осознанием пространства и истории. Люди постепенно начинают понимать, что Урал – это не только Екатеринбург. Это обширный регион с уникальной культурой и историей, и его потенциал еще предстоит раскрыть. Уральская литература, как и регион в целом, находится на этапе становления. Возможно, будущее принесет новые имена и произведения, которые продолжат формировать уральскую идентичность.

Фото: Изображение сгенерировано нейросетью Kandinsky 3.1

© Интернет-журнал «Global City»

Подписывайтесь на наш VK, и читайте больше хороших новостей!
Спецпроект

Поделиться


16+