Scroll Down
 +23 °C ММВБ  $88.09   €96.3
  1. Обзоры
  2. Люди

​Ищем своих среди миллиардов людей: как глобализация помогает сформировать культурную идентичность и обрести себя

09:51 20 мая 2024
В XXI веке человек живет в мире современных технологий. Сегодня не нужно заказывать звонок в здании почты и подбирать удобное время, чтобы поговорить с тем, кто находится в другом городе или другой стране. Общение стало доступным. Найти друзей в любой точке на карте мира – дело пяти минут. Социальные сети стирают границы между городами и странами, а технологические возможности позволяют человеку за несколько часов добраться не то, что до другого города в своем регионе, а даже до другой страны. В условиях, когда реальность меняется за считанные секунды, а глобализация стирает границы, особенно важным становится поиск ответа на вопрос: «Кто я?». Global City, продолжая изучать тему культурной идентичности в проекте «Культура во мне», обращается к истокам и вместе с культурологом, заместителем директора ГАУК СО «Центр традиционной народной культуры Среднего Урала» Кириллом Савиным распаковывает слои идентичности, чтобы ответить на вопрос: «Кто мы и как среди миллиардов людей мы ищем своих?».
​Ищем своих среди миллиардов людей: как глобализация помогает сформировать культурную идентичность и обрести себя
Фото: Евгений Поторочин

Индивидуальность VS общественность

Каждый человек, с одной стороны, обладает индивидуальностью, с другой стороны, он становится частью общества, где его индивидуальность стирается. Кажется, что ответить на вопрос «Кто я?» довольно легко, если выставить на поверхность индивидуальные черты личности. Но личность формируется только в обществе и через взаимодействие с другими людьми. Каждый отдельный человек с детства находится в поисках своей идентичности и через культуру своей страны впитывает правила, традиции и опыт предков. Это и усложняет поиск ответа на вопрос, так как к индивидуальности примешиваются и общественные характеристики. Культуролог Кирилл Савин в ответе на вопрос о том, что такое идентичность, вспоминает исторические факты, когда еще в Средневековье люди обеднялись по родовому признаку в группы. Человек всегда стремился быть причастным к какому-то сообществу. Это объясняется биологическими теориями – в группе закрывается базовая потребность в безопасности, и культурологическими – человек идентифицирует себя с группой, чтобы понять что-то о себе.

Фото: из личного архива Кирилла Савина 

Кирилл Савин (К.С.): «Желание человека быть причастным к какому-то сообществу – это биологическое желание, которое проявляется на самых базовых, инстинктивных уровнях, но есть множество более культурологических причин. Например, в Средневековье встречаются такие вещи, как родовые символы – знаки, которые ставили на предметах быта, заборах, ограждающих территории земель. То есть представители одной семьи, одного рода таким способом обозначали свои владения. И все окружающие знали, что вот тут, где стоит колышек с символом, ходить нельзя, это чужая земля. Почему я связываю это с идентичностью? Потому что это символы, которые позволяли человеку идентифицировать себя со своей семьей, деревней. Это очень архаичная культура. Еще один пример идентификации себя с группой – артель – объединение молодых людей допризывного возраста, которые были связаны каким-то промыслом, интересами. Например, в кулачную артель объединялись люди, которые ходили по престольным праздникам, чтобы принять участие в кулачных боях, выйти стенка на стенку. У них тоже были свои опознавательные знаки. В России и вообще в мировой культуре идеи сопричастности, идентичности, демонстративного проявления этой идентичности существовали всегда. С базовых проявлений каменного века до сегодняшних дней. Просто со временем меняется форма проявления идентичности».

Через процессы глобализации человек тоже может проявлять свою культурную идентичность. Как было сказано ранее, технологический прогресс стирает границы между странами и людьми, но от этого только усиливаются проявления идентичности. Пользователи социальных сетей понимают, о чем идет речь. Изучая странички представителей разных стран порой без труда можно угадать национальную принадлежность ее хозяина. Разными способами он пытается показать свою принадлежность к конкретной группе людей – через группы, на которые подписан, песни и картинки, которые репостит и так далее.

К.С.: «Для меня это одна из составляющих глобализации. Люди объединяются и их объединение все более очевидно. В тоже время им еще важнее проявить свою национальную идентичность. Возьмем Олимпиаду, где спортсмены несут флаги национальных сборных. Если они все будут одинаково одеты и не будут проявлять свою национальную идентичность, то и следить за таким событием будет неинтересно».

«В Дагестане – я аварец, в России – дагестанец, а за границей – я русский» (Расул Гамзатов)

Читатель, как и автор этой статьи, может задуматься в этом месте и начать приводить контраргументы. Например, отдыхая за рубежом, некоторые туристы избегают компаний своих соотечественников. Значит ли это, что россияне не хотят идентифицировать себя с Россией? Значит ли это, что теория идентичности, изложенная выше, не может быть доказана? Кирилл Савин считает, что поведение человека зависит всегда от ситуации, в которой он оказывается, и никаких противоречий здесь нет.

К.С.: «Когда ты едешь в другую страну на отдых, ты хочешь увидеть что-то радикально новое. Это как отдых от работы. Многим людям не хочется появляться в отпуске на работе, получать звонки от коллег. Тут тоже самое. Ты вроде бы хотел оградиться, а тут снова попадаешь в русское сообщество. В той же самой ситуации, когда человек находится за рубежом, но не в отпуске, а в эмиграции, происходят прямо противоположные процессы. В любой стране есть диаспоры представителей других стран и люди, наоборот, ищут соотечественников. Потому что им важно демонстрировать свою культурную, языковую сопричастность».

Таким образом, начиная углубляться в то, что же такое культурная идентичность и как она влияет на формирование каждого конкретного человека, мы приходим к выводу, что в первую очередь, идентичность – это способ узнать себя и заявить о себе. Важное место в ее формировании занимает общество и сопричастность человека к любой группе. Культурная идентичность – это стремление человека идентифицировать себя с определенной культурой. При этом идентичность – это многослойный механизм. Культурная идентичность может быть проявлена через творчество – создание музыки, написание картин, либо через потребление продуктов культуры – посещение спектаклей, выставок и так далее. Наличие одной идентичности не исключает другую. Одновременно человек может иметь культурную, профессиональную, региональную, городскую идентичности. Важно то, с чем себя идентифицирует каждый конкретный человек. Если он считает себя россиянином, уральцем, театралом, инженером, художником, мужчиной или женщиной, сыном или дочерью, отцом или матерью, анимешником, киноманом, то это все слои его идентичности, которые и отвечают на вопрос: «Кто я?».

К.С.: «Мне кажется, что последние десять лет вопросам идентичности стали уделять особое внимание не только в России. Культурная, региональная и национальная идентичности стали набирать обороты. Я наблюдал за этим явлением, так как мне было очень интересно проследить в действии один из культурологических законов: в ситуации любого противостояния интерес к идентичности усиливается в разы. Это естественный процесс. Так происходит всегда. В этом есть заинтересованность и государства, и народа, то есть инициатива сверху и инициатива снизу равны».

Кирилл Савин считает, что существует множество идентичностей, которые проявляются в зависимости от ситуации. Большое место в формирование личности занимает региональная идентичность.

К.С.: «Региональная идентичность может быть не только культурной. Она может быть профессиональной, например, у нас на Урале много металлургов, горняков-инженеров. В тоже время культурная идентичность не всегда будет региональной. Человек может быть поэтом, писателем, артистом, и не обязательно региональным, а, например, всероссийским. У Расула Гамзатова есть известные строки: «В Дагестане – я аварец, в России – дагестанец, а за границей – я русский». То есть идентичность она многоуровневая. Она меняется в ситуации места, где ты находишься, кому ты представляешься, то есть в различных ситуациях человек выбирает разный уровень идентичности и презентации себя. Если сказать в Греции, что ты аварец – это ничего не расскажет другому человеку о тебе; если сказать, что ты русский, то другой сможет идентифицировать тебя с определенной страной и культурой».

«Ты что, с Урала?»

В нашем прошлом интервью культуролог Александра Бурмантова, рассуждая о региональной идентичности, предположила, что уральской идентичности не существует. Культуролог Кирилл Савин придерживается противоположной точки зрения.

«Не могу представить, что значит уральской идентичности нет. Настолько для меня это естественно! Мне никогда не приходилось сомневаться в том, что она есть. Я впервые столкнулся с другим мнением. Разговор о культурной и региональной идентичности стоит начать с того, что мы больше говорим о самоидентификации: если человек сам себя идентифицирует определенным образом, то разве можно это оспорить? Если есть группа людей, которые говорят, что мы – уральцы, у нас есть своя культура – уральская, разве можно это отрицать, если это существует только потому, что они это провозглашают», – эмоционально поделился Кирилл Савин.

Остановимся подробнее на том, что уральская идентичность существует. Урал – это огромная территория, которая в разное время была населена разными народами. У каждого из них были свои культурные традиции. Наверное, будет неправильным сказать, что культура Свердловской области такая же, как культура Башкортостана или Пермского края, хотя все эти территории являются Уралом, но Кирилл Савин считает, что противоречий в этом вопросе нет.

К.С.: «Последние 90 лет, говоря об Урале, большинство имеют ввиду Средний Урал и Свердловскую область, но существует такое понятие как Большой Урал. Большой Урал включает в себя много регионов и множество разных народов – более 100 национальностей. Это люди настолько разной культуры, что как будто бы они с разных планет. При этом каждый из них может называть себя одновременно уральцем, манси, башкиром, русским, мусальманином, христианином, да кем угодно. В этом и есть уникальность идентичности! Противоречия в этом нет. Все люди, которые живут на Урале – уральцы, и у них есть, в том числе, культурные точки соприкосновения».

Яркой и важной точкой соприкосновения разных культур считается диалект или говор. Именно он отличает уральцев от представителей других регионов и в тоже время объединяет представителей Урала в одну большую группу. Существует ряд слов, которые можно услышать исключительно на Урале, а их значение не смогут понять в других областях России. Например: вехотка – мочалка, айда – в значении пойдем, вошкаться – долго собираться. Еще одна особенность говора – на Урале тараторят и обрывают окончания.

К.С.: «На Урале появлялись свои особенности, связанные с тем, что русские стали массово заселять территорию после освоения Сибири. Большие потоки миграции происходили в XVII-XVIII веках. Здесь сформировалась культура северного типа – это наше оканье. Кстати, старообрядчество – одна из ярких характеристик Урала – тоже пришла к нам с севера. При этом на Урале уже проживали народы со своими культурными традициями. Ко всему этому добавляется профессиональная идентичность Урала. Здесь же образовалась индустриальная империя, горнозаводская культура. Все это наложилось на культурный код людей, которые здесь проживали. Внешние обстоятельства меняются, культурные обстоятельства меняются, но мне кажется, что сегодняшнее поколение безусловно имеет в себе наследие этой большой уральской цивилизации. Очень трудно вербально объяснить то, что понимаешь на уровне ощущений. Возможно, это какие-то черты характера».

Во Франции показывают Эйфелеву башню, а на Урале – Невьянскую

Говоря о культурной и региональной идентичности, невозможно не обратиться к примерам. На Среднем Урале их множество. Инициативные и творческие люди, объединившись в группы, начинают преобразовывать пространство вокруг себя. Так было с Невьянкой башней. Еще 50 лет назад она была разрушающимся сооружением, а сегодня визитная карточка Урала. Сюда приезжают туристы из разных городов и стран, чтобы посмотреть на уральскую наклонную башню. В Сысерти активные горожане превратили территорию завода Турчаниновых – Соломирских в арт-кластер. В Ивделе набирает обороты интерес к культуре коренного народа манси. Все перечисленные примеры являются ярким проявлением уральской идентичности. Местные жители гордятся своим краем и презентуют себя через него. Многие гордятся тем, что родились в Сысерти – родине Павла Бажова, а в Екатеринбурге горожане будут гордиться тем, что живут именно в этом городе, где создавалась рок-музыка и творили известные на весь мир художники.

К.С.: «Мне кажется, что наконец-то для всех стало очевидно, что вопросы, связанные с идентичностью, не просто безумно интересные, но и экономически оправданы, потому что они рождают туристический поток. Многие проекты, которые появляются в маленьких городах, ориентированы на туристов. Кто-то продает билеты на Эйфелевую башню, а кто-то – на Невьянскую».

И культурная, и региональная идентичность будут проявляться через деятельность. Даже самоидентификации с определенной группой – это уже действия человека, направленные по отношению к чему-то. Идентичность может проявляться не только через активную позицию – создание музыки, картин, реализация социальных и туристических проектов, но и через молчаливое заявление – в виде одежды, которую выбирает человек, ведение странички в социальной сети. Например, идентичность рокера выражается в том, что человек сочиняет рок-музыку, играет рок-музыку или слушает рок-музыку, ходит на рок-концерты. Идентичность уральца выражается через говор, темы, на которые он говорит, предметы, которые могут украшать его дом и так далее.

Кто он, человек с уральской идентичностью?

Разбираясь в вопросах культурной и региональной идентичности всегда хочется упростить текст. Например, описать типичного уральца, приписав ему определенные черты характера. Кажется, что так было бы понятнее и нагляднее. Наверняка, уралец слушает и играет рок-музыку, знает все о стрит-арте, посещает «Урал Оперу», глубоко изучил династию Демидовых. Но, кончено, этот образ основан на стереотипах и не имеет отношения к реальности. На Среднем Урале, в Свердловской области и конкретно в Екатеринбурге, есть творческие направления, такие как стрит-арт, рок-музыка, театральное искусство, которые сильно развиты. О них часто говорят в информационном пространстве и поэтому нам кажется, что именно из них и состоит человек с уральской идентичностью.

Кирилл Савин тоже попытался описать уральца. Отметим, что это лишь один и сугубо индивидуальный взгляд. Соглашаться с ними или нет, читатель может решить сам.

«Мне хотелось бы транслировать историческую идентичность и через нее понять особенности, которые присущи уральцам. Я изучаю русских Урала несколько лет. Здесь же было много заводчан, крестьян, и крестьянские черты характера можно понять – они как будто бы не меняются. На Урале живут представители старинных уральских фамилий, и когда в общении с людьми я вижу эти фамилии, я понимаю, что в их характере есть общие черты. Мне кажется, что уральцы эмоционально сдержаны – это яркая региональная черта. Трудолюбие тоже черта уральцев, но я не могу отобрать эту черту у представителей других идентичностей. Я бы еще добавил, что уральцы обладают сильным характером, являются носителями уральского диалекта. И уральцы упрямы! Они объединяются какой-то мыслью и настаивают на этой идее, доводят дело до конца, несмотря ни на что», – подводит итог Кирилл Савин.

Ранее мы подробно рассказывали о том, как культурная идентичность влияет на искусство, а искусство формирует культурную идентичность. Также мы узнали, чем уральский андеграунд отличается от московского и ленинградского, а также показали на примере текущей выставки, что такое уральское искусство. Познакомиться с дргуими публикациями нашего проекта про культурную идентичность россиян и уральскость можно в сюжете «Культура во мне». 

Фото: Елена Ельцова, Дарья Сеймовская, Карина Кряжева, Елена Мицих, Евгений Поторочин, Светлана Цыганова, pxhere.com

© Интернет-журнал «Global City»

Подписывайтесь на наш VK, и читайте больше хороших новостей!
Спецпроект

Поделиться


16+