Scroll Down
 +4 °C ММВБ  $90.19   €97.9
  1. Обзоры
  2. Общество

«Смысл вносит человек»: влияет ли развитие нейросетей на современное искусство

12:33 6 октября 2023
Кажется, нейросети проникли во все сферы нашей жизни. С их помощью создаются дизайн-концепции, вещи и даже произведения искусства. И это не может не беспокоить. Многие влиятельные бизнесмены и предприниматели уже бьют тревогу, требуя остановить стремительное развитие технологий. Однако выяснилось, что далеко не все относятся к искусственному интеллекту с опаской. Например, фотохудожники лишь приветствуют его и уже активно используют в своем искусстве. Редакция Global City решила разобраться, почему творцы не боятся того, что их заменит компьютер, и как им удалось «подружиться» с искусственным интеллектом. Подробности – в нашем интервью.
«Смысл вносит человек»: влияет ли развитие нейросетей на современное искусство
Фото: Global City/Иван Кабанов

На прошлой неделе в Культурно-образовательном центре «Эрмитаж – Урал» открылась экспозиция «Фотомонтаж. Исправленная правда». В Большом выставочном зале представлено более 60 полотен как от фотохудожников прошлого века, так и от современных авторов. Их в Екатеринбург привез столичный Центр визуальной культуры Béton. С 2022 года галерея занимается изучением и пропагандой фотоискусства, показывая, как оно трансформировалось сквозь века. Так, в коллекции Центра можно найти экспонат 1867 года. На нем изображено семейство Александра II. Также галерея работает с художниками, творящими в XX Iвеке. Интересно, что современные авторы не сторонятся технологий, а, наоборот, активно используют их в своем творчестве. Например, в центре «Эрмитаж – Урал» можно увидеть полотно, созданное с помощью искусственного интеллекта.

В рамках выставки Екатеринбург посетили представили галереи – арт-директор Алексей Логинов и креативный директор Ольга Мичи. Редакция Global City встретилась с экспертами и узнала, почему современные художники не опасаются развития нейросетей.

Развитие современных технологий сегодня вызывает опаску у множества серьезных бизнесменов и предпринимателей. Опасаются ли художники, фотографы того факта, что их может заменить нейросеть?

Ольга Мичи: Это в природе человека. Многие отвергают все новое. Но мы же не ездим на старых машинах, которые были созданы в начале века, не считаем на счетах, не летаем на первых самолетах. Все в мире развивается. Если появляется такой инструмент, который может тебя вывести на новые грани и позволит фантазировать безгранично, творчески развиваться, то почему его не использовать?

Алексей Логинов: Искусственный интеллект не может, и, я думаю, еще не скоро сможет ставить задачи. ИИ используется для решения конкретных задач. Автор координирует их, отбирает полученный результат. Мы задаем параметры, как художники, и, как художники, создаем произведение. Для машины все является абсолютно бессмысленным набором цифр. Смысл вносит человек.

Художники, которые двигаются в этом направлении, не боятся развития технологий, а, наоборот, приветствуют их?

Алексей: Мы, как авторы, только приветствуем эти технологии. Это становится само собой разумеющимся.

Ольга: В искусстве остаются только новаторы. Кто не успел, тот за бортом. Пока одни отвергают, другие активно используют.

Как вам кажется, по какому вектору может пойти современное искусство, если в него начнет вклиниваться (и уже вклинивается) искусственный интеллект? Возможно, стоит ожидать появления какого-либо нового жанра в искусстве?

О: Это просто очередной этап развития фотографического искусства. Когда появилась фотография, она была в виде дагерротипа. Маленькие серебряные пластины. Потом это была соленая бумага. Все время кто-то делал шаг в развитии для того, чтобы облегчить жизнь.

А: Технологии расширялись, расширялись и технологические возможности фотографа.

О: Вспоминая даже то время, когда я занималась экстремальной фотографией. Я ходила с огромным объективом, у меня были здоровые камеры. Я носила по три таких на себе. Это колоссальный вес. Сейчас достаточно маленькой Sony. А представляете, во времена Дмитриева (нижегородский фотограф XIX – XX веков, зачинатель российской публицистической фотожурналистики, член Русского фотографического общества, – прим. ред) и прочих. Они же вообще на телеге возили свое фотооборудование. Это был невероятный труд.

А: Сегодня мы снимаем на более простую камеру. Зачем же нам возвращаться в прошлое и не использовать технологии?

О: Все идет к тому, что люди снимают на телефон, а произведения создаются все в компьютере.

Влияет ли на сферу искусства тот факт, что сейчас активно развивается съемка на смартфоны?

А: Когда появилось фотолюбительство, все начали снимать. Количество фотографий стало просто огромным. Особенно когда люди взяли в руки мобильный телефон. От этого качественно хороших фотографий не прибавилось. Мы все равно ходим на выставки талантливых фотографов и смотрим их работы. Точно также искусственный интеллект. Совершенно потрясающая была недавно информация. С 2022 года с помощью искусственного интеллекта было сгенерировано 15 миллиардов изображений. Человек смотрит и говорит: «Слушайте, ну я тоже так могу». 

Но изображений, которые несут какую-то художественную ценность, как было очень мало, так и осталось. Еще раз хочу сказать, что да, все снимают на мобильные телефоны, но шедевров-то не прибавилось.

Появился жанр «мобильная фотография».

А: Это не жанр, это, скорее всего, просто один из витков развития технологий фотографического процесса. Жанр – это все-таки портрет, пейзажи, еще что-то. Они как были, так и есть. Но сегодня эти жанры стираются, и сложно сказать, к какому жанру относится работа. 

Скорее всего, скоро будет вообще один жанр под названием «фотоискусство».

С появлением NFT наверняка изменился и рынок среди коллекционеров. Как сейчас происходят эти процессы? Сохранилась ли ценность картины в ее физическом воплощении?

А: Несколько дней назад, перед тем, как мы приехали к вам, прошла информация о том, что 95% рынка NFT обнулилось. То есть ценность продукта, сделанного NFT, равна нулю. Только у 5% осталась какая-то ценность.

О: Наверное, у тех произведений, что составлялись художниками, а не айтишниками.

А: Причем, говорили о том, что это стоит миллионы. А сейчас самые дорогие работы не доходят даже до ста тысяч долларов.

О: Проблема в коллекционной ценности, то есть в инвестировании. Как можно инвестировать в то, что не принадлежит тебе, а хранится на сервере? То есть мы говорим о тираже, ценообразовании. А как в NFT контролировать эти процессы? Да, ты купил изображение, и тебе говорят, что оно только у тебя. Но произведение хранится на серверах. И потом, если произойдет утечка, как юридически доказывать, что оно принадлежит тебе?

А: Когда профессиональные искусствоведы на все это посмотрели, стало понятно, что это натуральное надувательство. 

Важна идея и исполнение. Пусть даже это будет NFT, но тогда автор должен реализовать новую идею, решить творческую задачу.

О: Опять же, какие гарантии, что изображение будет только у тебя? Почему фотографы делают ограниченный тираж? Потому что все считают, что фотографию можно бесконечно тиражировать. Чем больше изображений, тем меньше цена. Поэтому в арт-рынке существуют конкретные правила, когда фотограф изначально выстраивает свое творчество, ограничивая количество своих работ. Например, говорит: «Таких фотографий будет лишь шесть штук». И сколько бы потом они не стоили, седьмая на рынке не появится. Это строго соблюдается.

Даже если предложат огромные суммы?

А: Да, конечно. Потому что как только появится седьмая работа, больше с этим автором никто работать не будет.

О: И такое в истории случалось. Авторы мгновенно теряли своих клиентов-коллекционеров.

Напомним, выставка «Фотомонтаж. Исправленная правда» будет работать до 3 декабря. Ранее Global City побывал на вернисаже и показал самые интересные работы экспозиции.

12+

© Интернет-журнал «Global City»

Подписывайтесь на наш VK, и читайте больше хороших новостей!

Поделиться


16+