Scroll Down
  °C ММВБ  $62.55   €69.86

Нина Ручкина:

«В Москве построить бизнес легче, чем в Екатеринбурге»

12:45 30 января 2019
Опыт российского дизайнера Нины Ручкиной — ярчайший пример того, как, развернув однажды бизнес в кардинально противоположную сторону, можно глобально изменить и историю бренда, и масштабы производства. Она начинала как дизайнер-модельер с собственным ателье в Екатеринбурге, а сегодня реализовала стратегию выхода производства на общероссийский масштаб.
Дизайнер
​Модельер, дизайнер, поэтесса.
«В Москве построить бизнес легче, чем в Екатеринбурге»
Нина Ручкина, дизайнер. Фото: https://www.facebook.com/nina.ruchkina

Ее коллекция авторских платков и шарфов, в которых причудливым орнаментом, словами и красками раскинулась история России, представлена в ключевых аэропортах страны и интернет-магазинах с многомиллионными оборотами. В декабре 2017 года ее бренд победил в конкурсе «Топ-10 производителей легкой промышленности России».

О том, как женская настойчивость и вера в бренд могут горы свернуть, легко ли выйти со своим продуктом на торговые площади дьюти-фри и стоит ли вообще масштабировать региональный бизнес на федеральный уровень, — в интервью Нины Ручкиной специально для Global City.

- Нина, вы ведь начинали как региональный модельер, правильно?

- Все начиналось с ателье Nina Ruchkina в Екатеринбурге. Более 10 лет мы занимались изготовлением каких-то особенных вещей, сделанных вручную и требующих высокого мастерства, для ограниченного круга клиентов. Но в какой-то момент я поняла, что эта работа не позволяет мне полностью раскрыть свой потенциал как художника-модельера. К тому же этот бизнес очень тяжело масштабировать.

В 2015 году у меня случился совместный проект с Уралвагонзаводом, для которого я разработала дизайн платков. И все мои платки начались именно с этой коллекции. Теперь они выходят под брендом «Русские в моде».

- Кстати, да. Откуда такое двусмысленное название?

- Я всегда осознавала свою идентичность и прекрасно понимала, откуда я родом, где мои корни, какие традиции чтили мои предки. И мне всегда хотелось это подчеркнуть. К тому же, я всегда была уверена, что, опираясь на собственные корни, можно построить нечто новое и интересное. Появилась идея создать бренд, объединяющий под одной эгидой уральских дизайнеров. Но объединиться особо не получилось. Возможно, этому помешали определенные сложности в психологии участников рынка. Или же просто мне не хватило мастерства объединять. Поэтому объединения не получилось, а бренд остался.

Нина Ручкина в платке «Гжель». Фото: https://www.facebook.com/nina.ruchkina

- Поэтому вы создаете платки с акцентом на русскую идентичность?

- Конечно, эта тема — бесконечный кладезь для вдохновения. При этом мы создавали всю технологическую цепочку с нуля, пытались понять, как и в какие сроки можем пускать продукт. Первый платок был сделан в стилистике росписи под гжель, а второй назывался «Каменный цветок». Его я, кстати, нарисовала за ночь. В планах у нас освоение легенд и идентичности других российских регионов. Все это можно перенести на полотно и вводить в современную российскую моду. Сейчас у нас в линейке уже 12 разных дизайнов.

- Где сегодня можно найти платки «Русские в моде»?

- Во-первых, это более 10 аэропортов по России, включая Екатеринбург, Иркутск, Нижний Новгород, Симферополь. Во-вторых, наши платки можно купить в интернет-магазинах, таких, как Wildberries, например.

- Как вам удалось зайти на такую большую площадку как международный интернет-магазин Wildberries?

- Ну так же, как и в аэропорты. Может быть, у меня не получается объединять людей, но зато получается договариваться.

Платок из коллекции «Малахитовая шкатулка»

- Сколько времени вам потребовалось, чтобы выйти на офлайн-рынок со своим продуктом?

Шесть месяцев. С момента начала переговоров с первым аэропортом до момента появления первой стойки с платками.

- Какие требования к вам как поставщику были предъявлены владельцами магазинов дьюти-фри?

- Во-первых, прежде всего, оценивается качество продукта. Во-вторых анализируется продаваемость позиции, поскольку любой сантиметр торговой площадки в аэропорту должен монетизироваться.

- Дизайны всех платков вы создаете сами?

- По-разному: есть дизайны, которые создаются мной от и до, а есть те, где мой концепт дорабатывают художники.

Платок из коллекции «Фаберже. Кремль»

- Выходит, ваша история — это история масштабирования небольшого регионального бизнеса в федеральный центр.

- Да, начинали мы в Екатеринбурге, затем я уже вынуждена была переехать в Москву, потому что большая часть переговоров проходит все-таки в столице. Я хочу сказать, что этот бизнес — только на 50 процентов продукт успеха, а другие 50 процентов — это дивиденды от правильно выстроенных межличностных отношений, начатых с нуля. Не скрываю, что в ряде случаев мое присутствие на сделке как переговорщика является залогом подписания договора.

- Опасение насчет того, что бренд просто растает в бесконечной Москве, были?

- Это последнее, что могло меня испугать. Москва, действительно, — сосредоточение талантливейших людей страны. Но в то же самое время в столицу со всей страны съезжаются и ничем не примечательные люди. И все «бриллианты» на фоне серой массы становятся еще виднее. То есть если ты из себя что-то представляешь и готов работать, то непременно выплывешь наверх, потеряться у тебя не будет возможности.

- Откровенно говоря, до сей поры мне казалось, что в производстве платков сегодня уже сложно придумать что-то новое, пространства для полета фантазии не так много.

- Отчасти да. Платкам как аксессуару уже более 400 лет. И за это время мало что глобально изменилось в этом предмете гардероба. А моя задача не заключается в том, чтобы улучшить платок как таковой. Я хочу актуализировать его, дать новую жизнь уже в контексте современности.

- То есть можно сказать, что культура ношения платка возрождается?

Разумеется. Вообще платок как аксессуар — уникальная вещь. Он очень уместен в относительную жару, и в то же время может сохранить тепло в мороз. И да, девушки чаще стали носить платки. История с платком вечна, потому что это элегантно, женственно и вместе с тем практично.

- Где размещается производство ваших платков?

- Изначально мы думали разместить производство, конечно, в России. Но оказалось, что из доступных технологий нанесения рисунка есть только шелкография. Этот метод использует Павловский Посад как столица русских платков и еще одна коммерческая структура, но у нее очень ограниченное количество используемых цветов. Поэтому мы приняли решение разместить производственную цепочку в Китае.

- «Русские в моде» made in China?

- Нет, это не «made in China». Во-первых, мы прошли добровольную сертификацию в Российском экспортном центре и можем теперь использовать официальный знак «Российский экспортер». Во-вторых, интеллектуальная составляющая продукта, как и его конечная доработка, находятся все-таки в России.

- В Китае, действительно, получается, проще производить продукт?

- Конечно. Тем более, мы печатаемся на той же фабрике, что и дорогие европейские бренды. При этом мы получаем возможность делать качественный продукт в разных сегментах. И китайцы более гибкие в бизнесе. С производством в России на данный момент это нереально сделать. В частности, это касается снижения цены продукта без потери качества.

- Кстати, наличие европейских брендов заставляет корректировать стратегию поведения на рынке.

- Как таковой этот фактор не влияет на нашу стратегию, но заставляет задуматься о культуре потребления наших соотечественников. У нас просто поголовное идолопоклонничество зарубежным, особенной европейским, маркам и слегка пренебрежительное отношение к работе отечественных дизайнеров. Отсутствует культура самоуважения. Европейские бренды заставили весь мир ценить их. А с нами-то что не так? Мы чем хуже? Мало кто знает, но, например, за всю историю Французского модного дома Hermes над коллекциями марки работали несколько русских дизайнеров, и вся Европа просто фанатела от их творчества.

- И все-таки, где легче развивать бизнес — в регионе или в Москве?

- Честно говоря, в Москве легче. В федеральном центре люди больше ценят свое время. Поэтому я всегда знаю, что у меня есть 5 –15 минут, чтобы презентовать свой продукт, и другого шанса не будет. Чаще всего именно в первую минуту необходимо обеспечить себе еще пять, десять или пятнадцать минут общения. И ты максимально используешь это время. И потенциальный партнер максимально использует это же самое время, чтобы сделать определенные выводы.

В регионе такому бизнесу мешает развиваться в определенной степени провинциальность мышления: местные производители неинтересны аудитории, она по-прежнему ориентируется на Москву; к тому же, механика принятия решений включает в себя еще кучу дополнительных факторов и может быть вообще не завязана на формуле «цена-качество-рентабельность». То, что произошло со мной в Москве, никогда не случилось бы в Екатеринбурге. Это определенно точно могу сказать.

© Интернет-журнал «Global City» Надежда Плотникова

Подписывайтесь на наш VK, и читайте больше хороших новостей!

Поделиться

Loading...
16+
Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней