Scroll Down
  °C ММВБ  $56.6   €60.29

Екатерина Жаринова:

«Сейчас снова актуально потеть и много двигаться»

13:27 22 августа 2016
Современный танец для Екатеринбурга — это как конструктивизм или Уралмаш, или рок — неотъемлемая часть философии города. Именно из столицы Урала в 90-е годы начал восхождение российский contemporary dance. Именно уральские танцовщики были настолько одержимы им, так смелы в своих экспериментах и поисках, что стали одними из первых современных танцовщиков, кто получил «Золотую маску». Тогда это означало только одно — contemporary dance официально признан в стране как искусство, и это прорыв.
хореограф, танцовщица
В прошлом участница "Провинциальных танцев". Сегодня - независимый хореограф, перформер и танцовщица, организатор фестиваля современного танца "Малоформатный".
«Сейчас снова актуально потеть и много двигаться»

Потому не удивительно, что Екатеринбург вот уже много лет регулярно собирает на своей площадке авторов и исполнителей современного танца из разных городов и стран, чтобы дать им возможность «сверить часы» и понять, что именно сейчас происходит в хореографии. Одна из таких площадок — фестиваль «Малоформатный». 

На днях мы встретились с его автором и организатором Екатериной Жариновой и спросили ее, так ли хорошо себя чувствует современный танец на Урале, как много лет назад, действительно ли contemporary dance может станцевать любой и надо ли думать, когда смотришь современную хореографию.

- Фестиваль современного танца «Малоформатный», кажется, в этом году пройдет в восьмой раз уже?

- Это смотря как считать. Вообще, я нумеровала только те фестивали, которые проходили с участием гостей из других городов. В целом, если посчитать все «Малоформатные», то предстоящий станет девятым уже.

- Так, а правильная нумерация какая тогда?

- Никакая. Я теперь просто ставлю года (смеется).

- Как фестиваль современного танца, на твой взгляд, изменился за эти девять лет?

- Кое-что осталось неизменным в «Малоформатном». Это, конечно, цель. Наша задача по-прежнему поддержать тех, кто уже имеет большой опыт танцовщика и хочет проявить себя еще и в качестве автора постановок. Мы хотим помочь тем, кто ищет новое, не базируется на чем-то известном и заведомо успешном. В эксперименте, на мой взгляд, и заключается развитие. С другой стороны, с годами программа начала обрастать всякими дополнительными событиями. Мы открывали лаборатории, делали видеопрограммы, а в этом году будет много разговоров, общения авторов со зрителями.

- Я всегда думала, что помощь больше нужна начинающим, пока не опытным, но талантливым людям...

- Опытным танцовщикам, которые пробуют делать хореографию, очень нужна поддержка, потому что им совершенно негде показывать то, что они создают. Особенно это касается тех, кто ставит нечто экспериментальное. Сейчас, конечно, у таких авторов чуть больше возможностей, но вот, когда я открывала первый «Малоформатный», таких фестивалей не было вообще. К тому же, «Малоформатный» предоставляет возможность обменяться опытом с авторами из других городов и стран. Это очень важно, потому что мы все равно здесь, в Екатеринбурге, варимся, что называется, в собственном соку и имеем очень похожий опыт, потому что школа-то, по сути, одна. Большое влияние, например, на многих оказала Татьяна Баганова и ее стиль. А в других городах танцуют по-другому. И важно это знать и видеть.

- Получается, что фестиваль «Малоформатный» — это узкопрофессиональная площадка для тех, кто занимается современным танцем давно и всерьез?

- Нет, я думаю, «Малоформатный» покажется интересным довольно многим, не только тем, кто увлекается танцами. Его программа будет любопытна даже тем, кто вообще ничего не знает о танце. Для многих он может стать толчком к трансформации.

- Как ты считаешь, каков сейчас уровень современного танца в Екатеринбурге? Мы до сих пор в авангарде, если оценивать в общероссийском масштабе, или стали отставать?

- После 2000-х годов, на мой взгляд, в современном танце начался сильный спад. И вот только сейчас наблюдаю появление новых молодых коллективов, которые, я ожидаю, будут только набирать силу. В целом интерес публики к современному танцу, к сожалению, снизился.

- Что, получается, что современный танец сам по себе развивается, а его зритель нет?

- Я бы сказала, что аудитория современного танца не развивается количественно, она крайне малочисленная.

- С чем это может быть связано?

- Наверное, люди стали пассивные. Есть исследование, по результатам которого, получается, что тех, кто знаком с современным танцем, всего 10%. Но при этом примерно половина респондентов, участвовавших в этом опросе, была заинтересована посмотреть что-то из современного танца, но им просто не представился удобный случай, чтобы реализовать свое желание.

- И твоя задача предоставить такому потенциальному зрителю «удобный случай»?

- Да. Я все-таки считаю, что у многих есть потребность увидеть современный танец. Просто нужно открыть его для себя.

- Как открыть?

- Прежде всего, нужно прийти и посмотреть. И потом, не многие знают об этом, но мы воспринимаем телом движение быстрее, чем успеваем подумать об увиденном. И вот, чтобы постичь современный танец  и по-настоящему проникнуться им, нужно пробудить в себе ту самую кинестетическую осознанность. Это просто сделать, если освободить голову и прислушиваться к телу, и тогда заметишь, как оно воспринимает то, что происходит на сцене. 

Если говорить о том, как именно смотреть современный танец, то в последнее время часто упоминают о феноменологическом восприятии, когда рождаются метафоры, метонимии и аллегорические образы в связи с увиденным вживую. За этим уникальным опытом лучше всего идти на камерные постановки современного танца, как на нашем фестивале.

- Делая это открытие, зритель что в итоге получает?

- Другую эстетику танца, возможность погрузиться в смыслы и почувствовать движение энергии. В современном танце много живого, настоящего.

- На первый взгляд кажется, что современный танец так легко исполнять, что с ним справится каждый. Это так?

- Нет, современный танец — это большая работа. Возможно, так кажется из-за того, что в нем используют часто простые, иногда даже бытовые движения. Но все они снабжены художественным смыслом. В современном танце идет работа с телом. Просто она другая, не такая, как, скажем, в балете. Исполнители contemporary dance должны, прежде всего, развивать телесную сознательность, пространственную интуицию, уметь прочувствовать само движение. 

Действительно, одно время был период не танца. На сцене сидели, ходили по ней в лучшем случае, либо двигали по ней пылесос, ссылаясь на определение, что хореография — это передвижение предметов в пространстве и во времени. Но сейчас снова актуально потеть и много двигаться. В современном танце появилось много физики. 

Вообще тут вопрос, возможно, по-другому надо поставить. Современный танец не сможет исполнить неподготовленный человек. Но любой, кто хочет им заниматься, может быть интегрирован в современный танец, потому что это практически единственный вид хореографии, в котором не учитывается тип сложения человека, например.

- Часто я наблюдаю, что танцовщики, имеющие большую академическую базу, в частности, артисты балета испытывают неподдельный интерес к современному танцу. А есть ли обратный процесс? Исполнители contemporary dance тянутся к академической хореографии?

- Тянутся, но не танцуют, потому что не имеют достаточной подготовки. И не смотря на то, что балет - это совсем другая философия, лично я смотрю его с удовольствием, меня восхищает эта школа. К тому же сейчас рамки между современным балетом и современным танцем несколько размыты. По началу-то, конечно, современный танец родился в оппозиции по отношению к классическому танцу. Но теперь балет присмотрелся к современной хореографии и заимствует из нее все, что ему может быть полезным.

- Современный танец он всегда про что-то?

- Нет, бывает танец, который состоит только из нейтрального движения. Никаких смыслов. Но его многие не любят, особенно в России. У нас очень любят смыслы, к счастью.(смеется) 

Хороший современный танец, как правило, несет сразу несколько пластов информации. Он многогранен, с одной стороны посмотришь, увидишь одну историю, с другой стороны взглянешь, могут родиться совсем другие смыслы. Кроме того можно оценить идею, прием, юмор, ощущение времени и ритма, другие составляющие, как то текст, музыку, если использованы. Можно насладиться постановкой современного танца как визуальным искусством, визуальным рядом, здесь имею в виду вкупе сценографию, проекцию, если есть, танец как форму, световое оформление, а можно смотреть вглубь и интуитивно прочувствовать что-то необъяснимое словами.

© Интернет-журнал «Global City» Надежда Плотникова

Подписывайтесь на наш VK, и читайте больше хороших новостей!

Поделиться

Loading...
16+
Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней