Scroll Down
 +1 °C ММВБ  $63.74   €68.77

Мария Вейц — об израильском видеоарте, эстетике мертвого моря с арбузами и проблемах российских художников

08:11 10 октября 2014
Global City побеседовал с куратором «Мобильного архива» Марией Вейц и узнал, зачем везти израильский видеоарт в российские регионы, почему отечественное современное видеоискусство выключено из мирового контекста и так ли сложен видеоарт, как говорят о нем.

ЕКАТЕРИНБУРГ, 10 октября, Global City. Путешествующая коллекция лучшего в мире собрания израильского видеоарта добралась до Екатеринбурга. Более полутора тысяч работ художников, в том числе и с мировым именем, в конце сентября разместились в Уральском филиале Государственного центра современного искусства. Все они представлены в открытом доступе: каждый посетитель сможет выбрать интересные ему видео и составить свою собственную программу просмотра.
Global City побеседовал с куратором «Мобильного архива» Марией Вейц и узнал, зачем везти израильский видеоарт в российские регионы, почему отечественное современное видеоискусство выключено из мирового контекста, и так ли сложен видеоарт на самом деле.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о «Мобильном архиве». Что он из себя представляет?


- Это путешествующая коллекция видеоарта из Израильского Центра цифрового искусства — очень прогрессивной организации, известной своими проектами в области современного искусства.. В 2007 году сотрудники Центра приняли решение сделать коллекцию, состоящую из более чем 2000 видео, доступной зрителям не только Израиля, но и других стран, и впервые создали в прямом смысле мобильный архив, отправившийся в Гамбург. С тех пор проект стал развиваться и вызвал большой интерес со стороны зрителей из разных стран. Он успел побывать в Америке, Бразилии и Европе и продемонстрировал свою востребованность. Поэтому, когда я узнала о существовании «Мобильного архива», то захотела показать его и в России. Сначала мы планировали привезти его в Петербург и Москву. Но потом планы немного поменялись, и к Петербургу добавились Екатеринбург и Нижний Новгород.

«Мобильный архив» в Екатеринбурге


- По какому принципу выбирали региональные города-участники проекта?

- Очень хотелось, чтобы проект проехался по России, и с ним познакомились не только жители столиц, но и региональный зритель. И еще я знаю, что и в Екатеринбурге, и в Нижнем очень активная арт-сцена, поэтому мне показалось, «Мобильный архив» будет интересен именно здесь.


- С чем связан такой большой интерес к израильскому видеоарту?

- Видеоарт — один из самых экспортируемых Израилем продуктов, принесших этой стране известность в масштабе мирового художественного контекста. Многие из израильских художников, таких как Яэль Бартана, Гай Бен-Нер, Роэ Розен, уже получили международное признание и давно вышли в своем творчестве за пределы родной страны, активно выставляясь во всем мире. Поэтому мне кажется, что многие хотели бы познакомиться с их работами, которые при других обстоятельствах возможности увидеть и не было бы.

Кадр из работы Яэль Бартана «И Европа будет потрясена» -трилогии о вымышленном движении за еврейское возрождение, которое решает вернуться в Польшу


- В художественном смысле израильский видеоарт можно назвать особенным?

- Есть такое. Во-первых, на мой взгляд, израильские художники много работают с политическими темами и реагируют на события, происходящие как внутри Израиля, так и в мире. Например, Яэль Бартана, Дор Гез, Рути Села и многие другие — они все рефлексируют на тему каких-то социальных проблем, используя при этом очень специальный визуальный язык, открывая новые приемы для себя и для остальных.

Очень много художников работают с природой, в том числе и с человеческим телом. Это немного другая эстетика, которая тоже, я могу сказать, свойственна в основном израильским видеохудожникам, использующим все, что оказывается под рукой.

Я уверена, что, например, очень многие знают такую художницу, как Сигалит Ландау, дважды представлявшую Израиль на Венецианской биеннале. Одна из самых известных ее работ  - «Мертвое море», где использованы два символа Израиля — собственно само Мертвое море и арбузы. Лежа в воде среди арбузов, нанизанных на трос, художница раскручивает их по спирали,  и арбузная нить медленно уплывает за кадр. Очень медитативная и визуально насыщенная работа. В «Мобильном архиве» она тоже есть .

Кадр из видео Сигалит Ландау «Мертвое море», 2005 год

Еще израильскому видеоарту свойственны какая-то честность по отношению к себе и отсутствие боязни высказать свои мысли и идеи. Очень многие видео, конечно же, касаются израиле-палестинского конфликта, политических моментов, разницы между социальными группами.

Не смотря на то, что Израиль — страна маленькая, там, конечно, живут совершенно разные люди. Иерусалим, например, город религиозный. А в Тель-Авиве при этом находится самое большое гей-комьюнити на Ближнем Востоке. И художники очень часто обыгрывают эти темы, изучая, как люди устанавливают границы между собой или, наоборот, находят точки соприкосновения.

Очень много работ посвящено истории Израиля и еврейства. И такая большая травма как Холокост не могла не найти отражение и в памяти, и в мировосприятии. Конечно, все это отражается в искусстве тоже.


- Коллекция, прибывшая в Екатеринбург, состоит из 1,5 тысяч работ. Как сориентироваться в этом архиве?

- Мы рассчитываем на разных зрителей, как профессиональную аудиторию, так и не очень подготовленную публику.

Люди, которые интересуются современным искусством, и, может быть, даже занимаются им, вероятно, уже слышали о части авторов, работы которых представлены в архиве. Для них создана система навигации по каталогу.

Для аудитории, которая меньше знакома с израильским видеоартом, это возможность как раз открыть его для себя. На сайте Центра цифрового искусства очень многие видео выложены. К ним есть описания и маленькие трейлеры. Сориентироваться можно в том числе и с их помощью. Но можно просто прийти и выбрать что-то первое попавшееся.

При этом нужно иметь в виду, что в основном все материалы на английском, поэтому необходимы хотя бы минимальные знания языка.

Кадр из фильма Ави Мограби «Деталь» - 8-минутной ленты об арабской семье, которой отказали в скорой помощи


- Если говорить о региональном видеоарте, как вы оцениваете уровень его развития?

- В России не так много художников, которые работают с видео, тем более тех, кто известен на международном уровне. Многие российские художники часто бывают выключены из современного мирового художественного контекста. Мешает и классическое образование, и нежелание учиться современным практикам, и языковой барьер,  и сосредоточенность на каких-то очень внутренних и узких темах.  Израильские художники, например, очень быстро и чутко реагируют на какие-то социальные и политические вопросы, в том числе глобальные. И я не могу сказать того же о российских авторах. У нас очень мало политического искусства, отчасти, возможно,  потому, что заниматься им стало небезопасно.


- Видеоарт как медийный продукт в основном рассчитан на подготовленного зрителя?

- Мы часто думаем о видеоарте как о чем-то очень экспериментальном, непонятном и даже малоинтересном. Это не так. В «Мобильном архиве», например, можно найти очень много документальных историй, которые способны затронуть вас на эмоциональном уровне, даже если лингвистически они не очень понятны.

- Если мы сравниваем классическое и современное искусство, то всегда понимаем, что современное искусство — это не способ насытиться эстетически, но возможность подпитаться интеллектуально, получив пищу для размышлений. С видеоартом такая же история?


- Да, наверное, это так. Безусловно, то, что вы увидите, заставит посмотреть иначе на некоторые вещи. Есть видео, которое связано с какими-то очень специальными группами. У Ниры Перег, например, есть работа, которая мне очень нравится, она называется «Шабат 2008», о том, как в одном из районов Иерусалима перед шабатом его  жители, ультраортодоксальные евреи,  ставят на улице ограждения, чтобы машины не могли проехать. И этот кусок города полностью отрезает себя от внешнего мира. Видео завораживающее, хотя, вроде бы, ничего не происходит — просто оно показывает, как люди -  и дети, и взрослые -  тягают эти железные перегородки, маркируя свое пространство и перекраивая территорию города, заявляя своим образом о своей идентичности и своих убеждениях.  Проезжающие машины пытаются остановить этот процесс, но у них ничего не выходит.

Кадры из видео Ниры Перег «Шабат 2008»

По сути, видеоарт — это возможность увидеть какие-то совершенно другие стороны жизни, ведь искусство призвано демонстрировать разные точки зрения, и как следствие заставить подумать, что мир все же больше, чем наши представления о нем.


Добавим, с «Мобильным архивом» в Екатеринбурге можно познакомиться в Уральском филиале Государственного центра современного искусства до 26 октября.  Проект осуществлен при поддержке Посольства Израиля в РФ.

© Интернет-журнал «Global City» Надежда Плотникова

Подписывайтесь на наш FB, и будьте в курсе всех самых важных событий Глобального города!

Поделиться

Loading...
16+
Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней