Scroll Down
  °C ММВБ  $56.6   €60.29

Татьяна Баганова:

«Для иностранцев стать частью «Провинциальных танцев» - немножко приключение»

11:45 1 февраля 2017
Пионер современного танца не только на Урале, но и в России Татьяна Баганова в конце минувшего года порадовала публику новой постановкой. Премьерный спектакль «Имаго-ловушка» стал первой за пять лет авторской работой Багановой, созданной специально для труппы «Провинциальных танцев». Он оказался будто бы глотком свежего воздуха для зрителя, истосковавшегося по глубоким метафоричным постановкам и сверх-эстетичной, профессиональной, драматичной хореографии.
хореограф
Художественный руководитель театра «Провинциальные танцы».
«Для иностранцев стать частью «Провинциальных танцев» - немножко приключение»
Татьяна Баганова, хореограф, художественный руководитель театра «Провинциальные танцы»

Global City встретился с Татьяной Багановой и спросил ее, отчего эти годы она не ставила ничего специально для «Провинциалов», почему сразу не придумала название для премьеры и что изменилось в ее работе с родной труппой теперь, после обширной практики в академических театрах.

- В основу вашей новой постановки легли басни, в названии каждой из которых фигурирует муравей. Но не про муравьев же этот спектакль…

- Все эти басни — вообще одна и та же история, суть которой выражена в нескольких глаголах: «Накорми, обогрей, попляши». В спектакле нет морали или противопоставления праздности и трудолюбия, например. Когда мы только начинали разминать эту тему, я много читала про муравьев и была поражена тем, что у них, оказывается, расчлененное массовое сознание и нет индивидуального. Они рождаются сразу с определенной социальной ролью. И вот этот момент социальности, структурирования, уравнивания сейчас особенно актуален, например, во взаимоотношений искусства и социума, государственной системы.

Фото со спектакля «Имаго-ловушка»

- Но каждый выносит, конечно, свою историю с этого спектакля. 

- Да, поэтому у спектакля было лишь рабочее название – «Объективная реальность, данная нам в ощущениях». Мы хотели получить обратную связь от зрителя, предложив ему самому придумать название для постановки. И в первый же премьерный день наших мини-анкет, приготовленных для публики, не хватило. А их было почти 300 штук. «Реальность, данная нам в ощущениях» работает и для танцовщиков и для зрителя. Мне это глубоко понятно. Но очень многие участники процесса не согласились с моим названием. И я решила посмотреть, что увидят в этом спектакле зрители. 

Иногда, действительно, отзывы публики позволяют взглянуть на работу под другим углом.

- На сцене в качестве декораций использованы трубы, и видимо, они олицетворяют муравейник. Это как-то отсылает нас к теме коммуникаций и системности? 

- Совершенно верно. Эта очень простая декорация позволяет создать ситуацию урбанизации и структурности. А потом трубы превращаются в лес…

- Музыка в этом спектакле кажется несколько не типичной для вас. Она местами очень доступная. 

- В этой постановке использована абсолютно разная музыка. Есть и прекрасные произведения английского композитора Бена Фроста - его можно считать «монстром» психоделической атмосферной музыки. Есть очень серьезная симфоническая музыка. Но именно бит в определенный момент спектакля очень правильно иллюстрируют энергию. Бит очень структурный, грубый и простой - считай до восьми, и больше ничего не надо, именно он и отражает тему муравья. Я действительно такую музыку не очень люблю. Мне нравится, когда она все время обманывает слушателя.

Фото со спектакля «Имаго-ловушка»

- Около пяти лет вы не делали авторских постановок для «Провинциальных танцев». Почему? 

- Да, действительно многие говорили, что новая постановка «Провинциальных танцев» - это первая моя авторская работа для театра за последние несколько лет. Но это не совсем так. Авторская работа — это то, что целиком создано только одним человеком. В новой постановке я работаю не одна - вместе со мной над спектаклем трудятся и художники, скажем. Для меня этот проект значим тем, что создан в состоянии, близком к зоне комфорта. Все предыдущие спектакли «Провинциальных танцев», вышедшие после «Спящей красавицы» (прим. ред: ее премьера состоялась в 2010 году), созданы в Америке, а потом только перенесены на труппу. И поэтому они все были связаны сначала с преодолением языкового барьера и необходимостью донести до иностранных танцовщиков драматическую идею, вовлечь танцовщиков в мою телесную среду обитания, сформировать из них на время некое творческое сообщество - с тем, чтобы потом переложить постановку на состав «Провинциальных танцев». 

В нашем театре это все уже выращено долгими годами взаимодействия.

- Вы довольно долго были заняты работой в крупных театрах, например, Мюнхенской опере и в Большом театре, и часто отсутствовали в Екатеринбурге. Это сказалось на качестве коммуникации с родной труппой по возвращении?

- Я бы не стала называть это возвращением, потому что я все равно плотно присутствовала в жизни театра даже в период коллабораций и его работы с другими постановщиками. Я всегда была на первых репетициях спектаклей, чтобы помочь танцовщикам войти в материал. Единственное, что влияет на качество коммуникации, - это процесс обновления труппы. В каждом сезоне ее состав меняется на один-два человека. Но в этом мы обновились сразу на четыре танцовщика. Это достаточно много для компании в 10-12 человек. И сейчас у нас восемь танцовщиков, два стажера: итальянка и голландец и (держу пальцы крестиком) скоро к нам должен присоединиться мексиканский танцовщик.

Татьяна Баганова на репетиции спектакля «Имаго-ловушка»

- Как иностранцы появляются в труппе «Провинциалов»? 

- Кроме того, что течение пяти лет каждый год мы проводим большой официальный кастинг, к нам приходит очень много заявок из-за рубежа. Многие американские танцовщики, например, когда мы были в США, спрашивали, когда будет отбор в труппу. От того, что финансовая ситуация в театре не очень простая, как и у многих творческих структур в последние два года, сейчас найти хороших танцовщиков довольно сложно. Но для иностранцев приехать в Екатеринбург и стать частью «Провинциальных танцев» - немножко приключение. 

Я же, когда разговариваю с зарубежными танцовщиками, то пытаюсь всегда сгустить краски: говорю, что Урал – это далеко, тут очень холодно, много работы и очень мало денег. Но это их не останавливает.

- Подход к работе над постановками после того, как побывали в системе больших театров, изменился?

- Специфика работы в больших структурных театрах, и в опере, и в балете, совершенно иная. Но изменила я, пожалуй, только подход к существованию танцовщиков на сцене. Чувствуя большую ответственность и доверие по отношению ко мне во время работы в крупных театрах, я смогла и танцовщикам доверять больше, чем обычно. Если в предыдущих спектаклях было поставлено все от и до, то в этом часть хореографии была создана через совместные импровизации с танцовщиками и затем утверждена как хореографический язык спектакля, который уже не меняется. Но несколько моментов оставлено «на откуп» исполнителей. Получить право на импровизацию – это определенный уровень исполнительского мастерства, который предполагает творческую ответственность и создает возможность живого и зрелого спектакля.

Это был определенный риск, потому что труппа каждый раз будет рождать разное исполнение спектакля и решать задачу по-своему, не так, как это вижу я. Но это учит меня принимать действительность и потенциально дает возможность повернуться на тот угол, на который в силу своих привычек я не поворачиваюсь обычно.

© Интернет-журнал «Global City» Надежда Плотникова

Подписывайтесь на наш FB, и будьте в курсе всех самых важных событий Глобального города!

Поделиться

Loading...
16+
Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней