Scroll Down
  °C ММВБ  $56.6   €60.29

Как улицы рисуют лицо Екатеринбурга: эксклюзивное исследование

GC выяснил, как пастбища превращались в площади, а новые районы опустошали фантазию

18:59 14 августа 2015
В канун Дня города Global City решил выяснить, как может выглядеть портрет Екатеринбурга, если в его «начертании» использовать только силуэты городских улиц.
Как улицы рисуют лицо Екатеринбурга: эксклюзивное исследование
«Екатеринбург. Улица Вайнера» Масло, холст. Автор: Аникина И., 2013 год

У каждого города есть свой характер. Он может быть выражен через архитектурный облик, местный жаргон или привычки горожан. Мы же предположили, что тайна души города скрыта в названиях улиц, и провели свое исследование на эту тему. В итоге увидели город, в котором не очень-то жалуют руководителей, не любят Сталина и лирику, но обожают единственную женщину-мэра и отдают предпочтение революционерам, нежели героям Великой Отечественной войны. Все - в нашем исследовании.

20 - 30-е годы: Растущий город и воин

Имена улиц в основном отражают историю города и любезно позволяют нам угадать, в какой исторический период он получил свой импульс к развитию. Если бы в России действовал закон, запрещающий переименовывать улицы, как это, например, сделали в Париже, то мы еще отчетливее наблюдали бы этот «исторический» принцип — в старых районах главенствовали б старые названия, а в районах, появившихся во времена СССР, - коммунистические.

Екатеринбург превратился из захолустного провинциального городка в бурлящий мегаполис как раз во времена индустриализации, и советский период истории стал определяющим и для архитектурного облика города, и для его контуров на карте, и для его топонимики. Необычно большое количество названий улиц связано как раз с производственной тематикой. На карте также доминируют советские названия — речь о переименовании центральных улиц ведется постоянно, но вряд ли когда-нибудь дойдет до дела, так как старые названия улиц в нашей памяти не сохранились, ведь подавляющее большинство горожан ведут свой род не от тех, кто жил в Екатеринбурге до революции, а от тех, кто переехал сюда в поисках работы на одном из многочисленных заводов или на учебу в ведущих уральских вузах.

Как результат — 52 улицы, названия которых связаны с историей CCCР, и аж 82 (!) улицы, названные в честь революционеров и героев Гражданской войны. В эти категории напрямую попадают такие значимые для города улицы как Ленина, Малышева, Титова, Орджоникидзе. Еще парочка — улица 8 Марта и проспект Космонавтов в нашем исследовании попала в другие категории («праздники» и «группы людей»), но без сомнений также несет на себе печать советской эпохи.

Но, если сравнивать эти названия с подобными топонимами других городов, обнаруживается ряд любопытных деталей. Среди революционеров, попавших на карту Екатеринбурга, конечно, можно найти главных персонажей 1917 года, таких как Ленин и Луначарский, например, борцов за свободу XIX века — убийц Александра II Желябова и Перовскую, лидеров социалистических и коммунистических партий других стран — в частности, Долорес Ибаррури, Патриса Лумумбы и Пальмиро Тольятти, однако такие улицы имеют своих «тезок» во многих крупных городах страны. А вот довольно много улиц, а именно 37, названы в честь героев Гражданской войны, воевавших за красных, и связанных непосредственно с Уралом.

Война шла чуть ли не по всей территории страны, и Урал тоже был затронут боевыми действиями. Многие жители России не могли остаться в стороне от конфликта и уходили на фронт, кто за белых, кто за красных. Те, кто решил остаться верным монархии, проиграли и канули в безвестность. Те же, кто поверил в обещания лучшей жизни, победили, а карта Екатеринбурга теперь служит им своеобразным памятником. Отметим, что названия улицам давали не только в честь руководителей революционного движения на Урале — таким, как например, Леонид Вайнер, но и в знак уважения к простым рабочим, взявшим в руки оружие и павшим за лучшее будущее. Имена руководителей увековечены в центре города, а в честь рабочих называли улицы ВИЗа — тогда невзрачные ряды бараков. Некоторые из этих улиц в дальнейшем стали широкими и важными транспортными магистралями — вот и вышло, что улица Крауля, названная в честь простого пролетария, больше и заметнее на карте, чем, например, улица Азина, оставшаяся тихой и малопримечательной. А ведь именно Владимир Азин, молодой и талантливый командир, отвоевал для красных Екатеринбург и успешно противостоял отрядам Колчака.

XX век: портрет готов и «сушится»

В двадцатые годы местные власти переименовали, наверное, все, что возможно, десятилетием позже коммунистические названия вписали в проект строительства Уралмаша, в 40 — 50-ые годы рост города продолжался, но не такими ударными темпами, а «свободных» названий стало мало. И именно поэтому в Екатеринбурге теперь улиц с именами героев Великой Отечественной меньше, чем в честь участников Гражданской войны — всего 20.

Еще один любопытный факт. Во многих городах во время правления Сталина, его имя получала одна из центральных улиц. Проспекты Сталина и Ленина шли рядом, или пересекались. Свердловск был исключением. Если в честь вождя мирового пролетариата назвали центральную улицу старого города, то имя отца народов нанесли на карту амбициозной стройки — района Уралмаш, который тогда воспринимался как масштабный ультрасовременный проект, и «пиарился» куда как заметнее нынешнего «Академического». Таким образом, некоторое время улицы Сталина у нас фактически не было, затем она представляла собой стройку, но в 40-50-е годы стала центральной улицей модного района — сейчас она носит имя Серго Орджоникидзе и утратила былой пафос.

Улица Сталина исчезла с развенчанием культа личности, но с недавнего времени в Екатеринбурге снова стало две улицы, названных в честь глав страны. Теперь Владимиру Ленину компанию составляет Борис Ельцин.

Попробуем оценить вероятность того, что в будущем в Екатеринбурге появятся бульвар Чернецкого или тупик Ройзмана. Она довольно невысока. С момента революции городом руководили аж 33 человека, и только трое из них удостоились чести дать свое имя улице — это Павел Чуцкаев, ставший городским головой в ноябре 1917 года, Павел Быков (улица Братьев Быковых), который был председателем городского Ревкома всего 4 месяца, но затем сделал карьеру в Ленинграде, и Анна Бычкова, возглавлявшая горсовет в 1929-30-х годах.

XXI век: время для ретуши

Позже советские власти, видимо, сочли за дурной тон наносить на карту имена местных функционеров, как, впрочем и московских — улиц Хрущева и Брежнева у нас тоже не было, преимущество стали отдавать дань уважения героям, ученым и деятелям культуры. Тенденция продолжается и сейчас, исключением стало переименование улицы 9 января в улицу Бориса Ельцина, все-таки нечасто наши земляки становятся людьми настолько значимыми для всей страны. Получили свои места на карте и функционеры далекого прошлого — Татищев и де Геннин, однако в остальном предпочтение отдается ученым, таким, как выдающийся физик Сергей Вонсовский или возглавлявший в течение долгого времени НПО «Автоматика» Николай Семихатов. Если пофантазировать относительно будущей застройки, то было бы любопытно обнаружить на карте топонимы в честь деятелей культуры современности и недавнего прошлого — как вам такие названия, как переулок Старика Букашкина и проспект «Агаты Кристи»?

Много в Екатеринбурге и улиц в честь профессий. Сегодня профессии грузчиков и монтажников — не самые престижные, пусть хотя бы наличие улицы в честь них подогревает самолюбие людей, посвятивших себя этой работе.

И всё-таки большинство улиц носят названия, не связанные с деятельностью конкретных лиц. Так, довольно часто улицам дают абстрактные позитивные названия — в столице Среднего Урала есть улицы Отрадная и Солнечная, переулки Спокойный и Тихий, и, наоборот, — Звонкий. В ранние советские годы появилось и негативное название — площадь Жертв, но, к счастью, быстро исчезло. Возможно, власти быстро поняли, что слишком частые размышления о грустном не лучшим образом влияют на работоспособность населения, а может быть, городские шутники решили, что под жертвами имелись в виду козы и коровы, когда-то пасшиеся на этой площади. До революции она так и называлась — Городской выгон, сейчас это — площадь Коммунаров. Но при всём богатстве языка набор позитивных прилагательных ограничен, и стоит лишь надеяться, что у градоначальников хватит фантазии придумывать приятные для уха топонимы.

Обилие строгих промышленных и революционных названий, которые мы замечаем на карте Екатеринбурга, конечно, подчеркивает характер рабочего города, расположенного в местности с суровыми климатическими условиями, но очень бы хотелось, чтобы его лицо менялось, обретая более мягкие черты.

Сейчас же согласно статистике портрет столицы Среднего Урала довольно строг и суров, как старая черно-бежевая фотография героя Гражданской войны. Он, очевидно, работал на заводе, а по выходным отправлялся в походы по горным рекам Урала, и лишь, всмотревшись в глаза героя, можно увидеть в них блеск веры в лучшее будущее.

© Интернет-журнал «Global City» Арсений Никифоров

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, обещаем не спамить!

Поделиться

Loading...
16+
Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней