Scroll Down
  °C ММВБ  $56.6   €60.29

Александр Ашбель и Степан Тропин - о том, зачем Екатеринбургу фанк

19:18 14 июня 2016
В рамках второго фестиваля Ural Music Night, который пройдет в Екатеринбурге в ночь с 24 на 25 июня, галерея «Свитер» снова превратится в FUNKYTOWN — сосредоточение самой «черной» и, возможно, самой жизнерадостной музыки, которая, по словам наших собеседников, очень подходит и екатеринбуржцам.
Александр Ашбель и Степан Тропин - о том, зачем Екатеринбургу фанк
Александр Ашбель и Степан Тропин в пространстве галереи «Свитер»

Мы поговорили с лидером группы Funky Bizness Gang Александром Ашбелем, который выйдет на сцену в этот вечер, и директором галереи «Свитер» Степаном Тропиным о том, зачем этому городу фанк и когда его настигнет та же «участь», что и граффити. 

Global City: Говорят, площадка «Свитера» на Ural Music Night в этом году будет в числе топовых…

Александр Ашбель: Галерея уличного искусства «Свитер» в принципе топовая. Для этого есть все составляющие: она находится на пересечении многих пешеходных маршрутов и предлагает много интересного людям творческим и активным, которые, как правило, приходят большой компанией. Я же все правильно говорю, Степан? (смеется)

Степан Тропин: Да. И «Свитер» вошел в список топовых площадок UMN еще в прошлом году. Мы тогда собрали здесь порядка двух тысяч человек.

Александр: Не хочется хвалиться, но в 2015 году на Ural Music Night, действительно, про «Свитер» много говорили.

Степан: И вот уже второй год Саша эту площадку курирует на Ural Music Night.

GC: Почему в галерее уличного искусства звучит именно фанк?

Александр: Фанк — это уличная музыка. Его слушали и играли в переулках Бруклина и Бронкса. Эту музыку выдумали люди street minded, и она очень близка к хип-хоп культуре.

Степан: А граффити тоже, в свою очередь, часть хип-хоп культуры. Поэтому, можно сказать, что галерея уличного искусства и фанк тесно связаны друг с другом.

GC: Но эти явления все равно относятся к разным эпохам…

Александр: Я бы не сказал. Визуальный хип-хоп появился в начале 70-х, если я не ошибаюсь. Да, Степан? А фанк в 40-е годы начали играть в Новом Орлеане, потом Джеймс Браун его популяризировал, в начале 70-х уже фанк стал одним из известнейших музыкальных направлений.

GC: В общем, это прорыв XX века, который теперь мы имеем удовольствие наблюдать даже на Урале в рамках Ural Music Night?

Александр: Да, и во многом этому способствовало то, что эти два вида искусства способны проникать везде и становиться частью нашей жизни. То есть, как мы видим граффити всюду и уже не задумываемся, что это именно граффити, так же и фанк мы можем слышать в каких-то сэмплах. Барабанщик порой играет и даже не понимает, что на самом деле исполняет фанк. Это везде. Я вот, например, недавно переслушал гимн 90-х годов — песню Freestyler группы Bomfunk MC's, так вот там на сэмплах звучит Джеймс Браун. Ну куда уж дальше-то!

GC: Но, если уличное искусство в Екатеринбурге мы наблюдаем давно и в большом количестве и уже привыкли к нему, то фанк на Урале — это экзотика?

Александр: Экзотика, да.

Степан: Но я бы хотел сказать, что фанк по настроению очень соответствует екатеринбуржцам. Это не музыка боли, а музыка радости, что очень подходит нашему городу, на мой взгляд. По крайней мере, я его воспринимаю именно так.

Александр: На самом деле хотелось бы, чтобы исполнителей этой музыки было много и люди уже не шарахались, когда видели на афише незнакомое слово «funk». Сила фанка в чем: ты даже можешь не знать, что это такое, но послушаешь, и тебе понравится. Не обязательно знать историю фанка, чтобы любить его, поэтому у этой музыки аудитория потенциально очень большая.

GC: Как минимум, это все, кто любит мелодии повеселей.

Александр: Да, наверное, так. И когда мы играем на площадках более-менее знакомых, таких как EverJazz, например, туда приходит какой-то массив аудитории, которую мы уже знаем в лицо. А вот в прошлом году в «Свитере» на Ural Music Night я увидел массу незнакомых лиц. Все улыбались, многие танцевали.

GC: То есть, можно сказать, что фанк на Урале набирает обороты?

Александр: Все зависит от нас. Набирает, пока мы не устали.

GC: Какое количество людей ожидаете на FUNKYTOWN в «Свитере» в ночь с 24 на 25 июня?

Степан: Я думаю, на уровне прошлого года.

GC: Что-то будете менять в программе или организации, исходя из опыта прошлого года?

Степан: Да, постараемся создать чуть больше комфорта. Например, для людей, которые не смогут сразу войти на площадку, сделаем, наверное, какие-нибудь сидушки на улице.

GC: Кстати, да, если людей будет больше, чем ожидаете, справитесь?

Степан: За счет ротации, да. А UMN – как раз то событие, когда надо ходить по площадкам, а не сидеть на одном месте. К тому же, мы будем использовать уже отработанную технологию, когда в галерее открываются окна и музыканты играют на 2 стороны: для публики внутри помещения и для слушателей, что снаружи.

GC: И при этом в Ночь музыки все выставки галереи будут работать?

Степан: Да, и в этом заключается уникальность нашей площадки. Люди смогут и музыку послушать, и выставку посмотреть. А Ural Music Night, кстати, как раз попадает на период переэкспозиции, поэтому публика точно сможет увидеть часть выставки «Враг», которая работает сейчас, и посмотреть новую экспозицию, на которой будет представлена одна из площадок только что прошедшей Московской биеннале современного искусства.

GC: То есть, все кто придет на Ночь музыки в «Свитер», попадут на премьеру?

Степан: Точно!

© Интернет-журнал «Global City» Надежда Плотникова

Подписывайтесь на наш VK, и читайте больше хороших новостей!

Поделиться

Loading...
16+
Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней